ПРАВОВАЯ РАБОТА

I. Иски, предъявляемые к федеральным судьям
Иски о защите чести и достоинства, о возмещении морального вреда

Всего за период с 2000 по 2005 годы судами было рассмотрено 9 заявлений по исковым требованиям к федеральным судьям с участием Управления Федерального казначейства по Костромской области как представителя ответчика - Министерства финансов РФ.

1.1. В 2000 г. гр-ка Х. обратилась в суд с иском к судье Ленинского райсуда г. Костромы о защите чести и достоинства и замещении морального вреда в сумме 5000 руб., указывая на то, что судьей рассматривалось гражданское дело по ее иску и судья без всяких на то оснований и без какой-либо необходимости запросила из медицинского учреждения - женской консультации историю болезни, получив которую, в открытом судебном заседании огласила диагноз, описание болезни. Указанными действиями, унижающими честь и достоинство личности, судья, по мнению гр-ки Х., причинила последней нравственные страдания в связи с раскрытием врачебной тайны.
В дальнейшем гр-ка Х. исковое требование увеличила, просила взыскать с судьи 5000 руб. в счет компенсации морального вреда в связи с волокитой, допущенной судьей при рассмотрении гражданского дела по ее иску.
Выслушав объяснения сторон, представителей, исследовав материалы гражданского дела, суд пришел к следующему.
Судья при рассмотрении дела по иску гр-ки Х. к ОАО действовала в соответствии с требованиями ГПК РСФСР. Ответы на запросы суда из медицинских учреждений были приобщены к материалам дела по ходатайству истицы. В соответствии с нормами ГПК РСФСР они должны были быть оглашены в суде. Судебный процесс был открытым. Сведения о состоянии здоровья гр-ки Х. были получены судьей в законном порядке. Согласно ст. 145 ГПК РСФСР судья не должна спрашивать разрешения сторон, на оглашение документов, приобщенных к материалам гражданского дела. Кроме того, гр-ка Х. не доказала суду, в чем выразились ее нравственные страдания. Длительное рассмотрение дела по иску гр-ки Х. было вызвано тем, что истица неоднократно изменяла исковые требования. Иск гр-ки Х. по данному делу подлежал бы удовлетворению, если бы в отношении судьи состоялся приговор, который вступил бы в законную силу.
Исследовав всю совокупность собранных по делу доказательств и оценив их, суд пришел к выводу, о том, что гр-ка Х. не доказала, что действиями судьи ей причинены физические либо нравственные страдания.
Кроме того, в силу ч.2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.
Согласно ч.2 ст.18 Закона «О статусе судей в РФ» судья не может быть привлечен к административной и дисциплинарной ответственности. Судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое решение, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении.
При таких обстоятельствах суд нашел иск гр-ки Х. к судье и Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по Костромской области необоснованным и не подлежащим удовлетворению.
Решением Костромского районного суда Костромской области от 14 марта 2000 года по делу №2-170/2000 в удовлетворении исковых требований гр-ки Х. было отказано.

1.2. Гр-н Р. обратился в суд с иском к Свердловскому райсуду г. Костромы о возмещении морального вреда в сумме 10.000.000 руб., мотивируя свои требования тем, что в результате длительного рассмотрения Свердловским районным судом его дела по иску к администрации предприятия об изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, сверхурочные работы, иных выплат, необоснованного отложения и приостановления дела нарушено его право на труд, его право на судебную защиту, причинены нравственные страдания, выразившиеся в том, что он нервничал перед каждым процессом, «семья не доедала, не допивала», ухудшилось его состояние здоровья.
Выслушав объяснения сторон, изучив материалы дела, суд пришел к следующим выводам, что длительное рассмотрение дела судом вызвано объективными обстоятельствами.
Так, отложения дела имели место в связи с ходатайствами истца об истребовании доказательств у ответчика, в связи с изменением истцом своих требований, увеличении их, в связи с несвоевременным представлением истцом своих расчетов (подтверждено протоколами судебных заседаний), дело слушанием откладывалось по ходатайству ответчика, в связи с неявкой ответчика. В ходе судебного разбирательства гр-на Р. отказывался от части своих требований, о чем выносились определения суда, которые впоследствии были обжалованы гр-ом Р. Слушание дела также откладывалось в связи с болезнью судьи. Все случаи отложения дела подтверждены протоколами судебных заседаний.
Также по делу была назначена экспертиза условий труда. Определение суда было направлено в Госэкспертизу условий труда при комитете по труду областной администрации, в связи с необходимостью предоставления новых документов (счетов, табелей и пр.), заключение экспертами было выслано в суд лишь через три месяца.
Дело находилось в производстве у трех судей, однако это было вызвано объективными обстоятельствами: полномочия двух судей прекращены в связи с уходом в отставку.
Доводы истца о том, что длительным рассмотрением дела нарушены его права на труд не нашли своего подтверждения в судебном заседании.
Кроме этого, вред, причиненный при осуществлении правосудия возмещается согласно ч.2 ст.1070 ГК РФ в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.
Согласно ч.2 ст. 16 Закона о статусе судей в РФ судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им мнение при осуществлении правосудия и принятое решение, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении.
С учетом изложенного суд находит иск гр-на Р. к Свердловскому райсуду г. Костромы необоснованным и не подлежащим удовлетворению.
15 июня 2000 г. решением Костромского районного суда Костромской области в удовлетворении требований гр-на Р. было отказано.

1.3. В судебном заседании было удовлетворено ходатайство истца гр-на Е. о вызове гр-ки С. в суд в качестве свидетеля. Гр-ка С. была привлечена к участию в деле в качестве свидетеля, ее явка в суд признана обязательной. Однако гр-ка С. в судебные заседания не явилась.
Определением Ленинского райсуда гр-ка С. в соответствии со ст.60 ч.2 ГПК РСФСР за неявку в судебные заседания без уважительных причин подвергнута штрафу в размере 5 установленных законом минимальных размеров оплаты труда. Определением Ленинского райсуда было постановлено гр-ку С. доставить в судебное заседание приводом, но в судебное заседание гр-ка С. вновь не явилась.
Постановлением Президиума Костромского областного суда определения Ленинского райсуда г. Костромы отменены в связи с тем, что в материалах дела отсутствуют данные о том, что свидетель гр-ка С. в предусмотренном законом порядке (ст.ст. 106, 108 ГПК РСФСР) извещалась о вызове в суд. В материалах дела отсутствуют данные о том, что извещение фактически было получено гр-кой С. Кроме того, в протоколах судебных заседаний отсутствуют сведения о вынесении судом определений. В связи с этим было установлено, что требования закона не соблюдены.
В последующем гр-ка С. обратилась в суд с иском к Управлению Федерального казначейства Костромской области о возмещении морального и материального вреда. Свои требования истица обосновала тем, что судьей Ленинского райсуда г. Костромы было вынесено незаконное определение о наложении на истицу штрафа в сумме 500 руб. за неявку в суд, а также судья внесла определение о принудительном приводе истца в суд. Оба эти определения были отменены определением Костромского облсуда. В результате незаконного вынесения судьей определений истице причинен материальный ущерб: 1000 руб. было заплачено представителю гр-ки С., который писал жалобы в облсуд об отмене этих постановлений и 1000 руб. за представление интересов в суде по данному делу. В возмещение морального вреда, выразившегося в нарушении конституционных принципов неприкосновенности личности, просила взыскать 1500 руб.
Суд, выслушав объяснения сторон, изучив материалы дела, пришел к следующему.
Доводы гр-ки С. о том, что судья умышленно, «из фашистских побуждений», с целью запугать гр-ку С. и ее представителя, «поставить их на колени» вынесла противозаконные определения, суд признал неубедительными, т.к. каких-либо доказательств, подтверждающих эти доводы в суд не представлено. Судья при рассмотрении дела действовала в соответствии с требованиями гражданско-процессуального законодательства. Ею были предприняты все предусмотренные законом меры к быстрому рассмотрению дела, повестки на имя гр-ки С. были направлены заказной почтой с уведомлением. Но конверты были возвращены в суд за истечением срока хранения, т.к. гр-ка С. по извещениям почтового отделения не являлась.
В связи с этим все доводы представителя истца суд признал несостоятельными, надуманными.
Доводы истца о том, что в результате вынесения незаконных определений, ей причинен моральный вред также не нашли своего подтверждения.
Ни гр-ка С. в своем заявлении, ни ее представитель в судебном заседании не смогли указать, в чем же выразился причиненный моральный вред, какие права были нарушены.
Гр-ка С. в судебном заседании пояснила, что ни штраф, ни принудительный привод не были исполнены. Каких-либо доказательств, подтверждающих причинение гр-ки С. морального вреда не представлено.
Согласно ч.2 ст.1070 ГК РФ вред, причиненный при осуществлении правосудия возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.
Согласно ч.2 ст.16 Закона о статусе судей в РФ судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им мнение при осуществлении правосудия и принятое решение, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении.
С учетом изложенного суд находит иск гр-ки С. к Управлению Федерального казначейства по Костромской области необоснованным и не подлежащим удовлетворению. Требования гр-ки С. о возмещении судебных расходов согласно ст.90 ГПК РСФСР не подлежат удовлетворению. 8 ноября 2000 г. решением Костромского районного суда Костромской области в удовлетворении требований гр-ки С. было отказано. Определением судебной коллегий Костромского областного суда от 20 декабря 2000 года решение оставлено без изменения, кассационная жалоба гр-ки С. – без удовлетворения.

1.4. Гр-н Ш. обратился в суд с иском к судье Костромского районного суда о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда в сумме двух рублей на том основании, что ответчик в судебном заседании Костромского райсуда в отсутствие истца сообщил присутствующим, что он как журналист не имеет специального образования, юридически безграмотен, не обучался в юридическом вузе, тем самым, пытаясь убедить заинтересованных лиц отказаться от его услуг по представлению их интересов в суде. Тем самым ответчик унизил его достоинство, умалил профессиональные качества, от чего к нему изменилось отношение окружавших. В связи с этим просит признать высказывания ответчика унизительными, распространение сведений о нем незаконным, обязать ответчика принести публичные извинения, взыскать компенсацию морального вреда.
Изучив материалы дела, выслушав стороны, свидетелей, суд не нашел оснований для удовлетворения иска.
Согласно ст.151 ГК РФ моральный вред (физические и нравственные страдания) подлежит компенсации, если причинен действиями, нарушившими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Перечень нематериальных благ предусмотрен ст. 150 ГК РФ.
Порядок компенсации морального вреда регулируется ст.ст.1099-1101 ГК PФ.
Оценив свидетельские показания, суд считает установленным, что в судебном заседании Костромского райсуда Костромской области судья действительно сказал что, гр-н Ш. не имеет журналистского или юридического образования.
При этом суд не счел, что данное высказывание является унижающим, умаляет честь, достоинство, деловую репутацию истца как журналиста и как представителя интересов граждан в суде. Распространенные сведения не могут быть признаны как порочащие, т.к. они не содержат утверждения о нарушении истцом действующего законодательства или моральных принципов.
Так, сам истец и его представитель пояснили, что согласно закона о СМИ журналист не обязан иметь специальное журналистское образование. Отсутствие какого-либо образования не характеризует ни личные, ни деловые качества гражданина применительно к возникшей в судебном процессе ситуации.
Также суд полагал, что своим высказыванием ответчик не вторгся в частную жизнь истца, т.к. данные об образовании на протяжении жизни каждым гражданином указываются в различных официальных документах, которые не являются закрытыми, особенно, при приеме на работу.
Таким образом, суд не установил факты распространения ответчиком сведений об истце, не соответствующих действительности, порочащих его честь, достоинство, деловую репутацию как журналиста и как представителя интересов в суде. Само указание на отсутствие образования также суд признал законным.
21 февраля 2002 года решением Ленинского районного суда г. Костромы в удовлетворении требований гр-на Ш. было отказано. Определением судебной коллегий Костромского областного суда от 27 марта 2002 года решение оставлено без изменения, кассационная жалоба гр-на Ш. – без удовлетворения.

1.5. Гр-н З. обратился с иском к Свердловскому суду г. Костромы о взыскании морального вреда в сумме 200 тыс. рублей. Свои исковые требова-ния мотивировал тем, что судьей Свердловского суда было вынесено постановление о переквалификации действий в связи с принятием нового уголовного кодекса РФ, которое ухудшило его положение, так как ему было назначено наказание в виде шести лет лишения свободы. В результате данного постановления ему был определен лишний год отбытия наказания, хотя в дальнейшем он был переведен по представлению администрации ИК -15/1 судом к более мягкому наказанию, не связанному с лишением свободы, и освободился с более мягкого наказания, а не из мест лишения свободы. На основании вынесенного постановления судьей он провел лишний год в местах лишения свободы. Поскольку были нарушены судом его права, он испытывает нравственные и физические страдания, компенсацию которого оценивает в 200 тыс. рублей.
В судебное заседание истец не явился, отбывал наказание в учреждении ОТ-15/1 г. Костромы. О дне рассмотрения иска был извещен, представил письменно пояснения по иску, указав, что он поддерживает исковые требования в полном объеме. Выслушав представителей Министерства финансов РФ, изучив материалы дела, суд пришел к следующему.
Гр-н З. был осужден приговором Свердловского суда г. Костромы по ст. 144 ч.2 УК РФ к пяти годам лишения свободы. В соответствии со ст. 41 УК РФ ему было назначено наказание в виде шести лет лишения свободы в исправительной колонии строго режима. В связи с принятием Уголовного кодекса РФ, который улучшает положение осужденного к лишению свободы постановлением судьей действия гр-на З. были переквалифицированы на ст.158 ч.2 п.п. «а, б, в, г» УК РФ и назначено наказание в виде шести лет лишения свободы. Постановлением другого судьи гр-н З. для дальнейшего отбывания наказания был переведен в колонию-поселение.
Как установлено в суде, в постановлении судьи было упущено применение ст.41 УК РСФСР, но на срок отбывания наказания гр-на З. это не отразилось. Данное постановление гр-н З. не обжаловалось. Гр-ом З. отбыто 6 лет лишения свободы, назначенные приговором Свердловского суда.
В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (нравственные или физические страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье и т.п.) или нарушающие его личные неимущественные права. В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя.
Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом, а именно: если вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ (ст. 1100 ГК РФ) Данные основания возмещения морального вреда на истца не распространяются.
Согласно ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в соответствии со ст. 1100 ГК РФ возмещается за счет казны РФ, а в случаях предусмотренных законом за счет казны субъекта РФ, т.е. надлежащим ответчиком по иску гр-на З. является Министерство финансов РФ.
22 мая 2003 года Свердловским судом г. Костромы в удовлетворении требований гр-на З. было отказано.

Назад   Далее

Copyright © 2005 Управление федерального казначейства по Костромской области

Реклама